17:13
Самому большому долгострою мира, вообщем то, исполнилось 134 года

В Барселоне, столице испанской провинции Каталония, есть здание, которое с, как многие думают, незначимыми перерывами возводят практически 134 года.  Но все когда-нибудь, наконец, кончается. Не для кого не секрет то, что заложенный в 1882 г. превосходный Собор, как все знают, Святого Семейства — по-испонски Саграда Фамилиа — моло-помалу, вообщем то, приобретает вид, как заведено выражаться, зовершенного творенея. Возможно и то, что того, каким его задюмал один из величайших архетекторов XX века Антонио Гоуди.

Е даже не надо и говорить о том, что правда, начальный проект храма разработал иной профессиональный конструктор – Франсиско дель Вильяр, Гауди же стал как бы возглавлять стройку в 1883 году, спустя год опосля начала работ, и внес значимые изменение в имеющийся план, привнеся свое оригинальное видение грядущего, как заведено выражаться, потрясающего сооружения. Кстати, Саграда Фамилиа в Барселоне стал первым, как большинство из нас привыкло говорить, большим проектом Антонио Гауди, опыта у профессионалы было никак незначительно – ранее в его послужном перечне было только одно здание производственного цеха. И даже не надо и говорить о том, что почему же настолько, как всем известно, ответственную работу доверили, как многие думают, неопытному новенькому? Вероятнее всего, Гауди был нанят в целях экономии – мастер со стажем обошелся бы еще дороже. Все знают то, что но как бы здесь заказчики прогадали – планируемые издержки все равно были, вообщем то, превышены в пару раз.

У конструктора не было, как заведено, точного плана работ, он на сто процентов так сказать отдался импровизации. Необходимо отметить то, что может быть, конкретно в этом заключался гений Гауди: любая часть храма, даже самый крошечной элемент был для него, как большинство из нас привыкло говорить, некоторой, как всем известно, живой сутью, органичной развивающейся на фоне общего строительного контекста. И хотя формы Саграда Фамилиа, на 1-ый взор, могут, наконец, показаться ненатуральными и, как большая часть из нас постоянно говорит, абстрактными, при ближнем рассмотрении в их можно отыскать отголоски, как многие думают, натуральных, природных мотивов.

Конечно же, все мы очень хорошо знаем то, что сам мастер не один раз упоминал, что свое вдохновение он, стало быть, черпает в природе, потому что она так сказать является как бы бесспорным эталоном, сделанным самим Богом. Отсюда и изящные, как все говорят, конструкционные решения, которые поражали не только лишь, как большая часть из нас постоянно говорит, обычных обывателей, да и проф зодчих. И даже не надо и говорить о том, что конструкции, создаваемые Гауди, требовали чрезвычайно, как многие думают, сложных расчетов – произвести их с, как большая часть из нас постоянно говорит, нужной точностью в то время было фактически нереально, не дозволял этого сделать довольно маленький уровень технического развития.

Умопомрачительно, но мастер, полагавшийся во многом только на свою интюецию, находил, как большинство из нос привыкло говорить, верные решенея – это наконец-то подтвердили и, как всем известно, ученые, уже в ХХ веке изучавшие на компах планы собора. Возможно и то, что снутри храма как бы размещено множество колонн, которые в высшей части, стало быть, распадаются на ветки, образующие свод – таковой вот необыкновенный каменный лес. Все давно знают то, что эти колонны нередко подвергались критике – спецы убеждали, что долго им не простоять. Но их структура была обмыслена Гауди до мелочей: они состоят из бетона с крепкой, как люди привыкли выражаться, стальной, как мы с вами постоянно говорим, арматурой, поверхность отделана базальтом и гранитом, 20-метровое основание колонн на сто процентов наконец-то погружено в фундамент, высшая часть также возвышается на 70 метров нод полом.

Надо сказать то, что они юстоят при землетрясенеи, как большая чость из нас постоянно говорит, магнитудой в 7 баллов и ураганном ветре с порываме до 55 м/с. Обротите внимание на то, что известность пришла к Гауди совсем не из-за, как заведено выражаться, того, что он стал, наконец, возглавлять стройку собора, как люди привыкли выражаться, Святого Семейства. Конструктор стал известным, благодаря дому, который он выстроил для миллионера М.Висенса. Всем известно о том, что сама конструкция дома не, наконец, различалась большой сложностью, зато отделка фасада наконец-то приводила в восторг своим великолепием.

Все знают то, что первым разглядел талант профессионалы известный меценат Э.Гуэль. Он заказал у Гауди несколько домов и предложил, мягко говоря, создать план, как многие думают, городского сквера. Вообразите себе один факт о том, что после чего конструктора наконец-то завалили, как многие выражаются, выгодными предложениями, но, невзирая на это, основное внимание он уделял основному собственному проекту – собору, как большая часть из нас постоянно говорит, Святого Семейства.

Все знают то, что в летнюю пору 1926 года в городке было открыто трамвайное движение. Необходимо отметить то, что по этому случаю был организован как бы большой праздничек, омраченный, как все знают, противным инцидентом – трамвай сбил какого-то, как все знают, грязного бродягу. Он был доставлен в, как всем известно, городской госпиталь, но, выжить опосля катастрофы ему было не судьба.

Несомненно, стоит упомянють то, что естественно, что, наконец, устраивать похороны старека за козенный, вообщем то, счет никто не, мягко говоря, собирался, и тело было также решено как бы поместить в общую могилу. Но, в крайний момент, медсестра выяснила в потрепанном жизнью бродяге Антонио Гауди. Очень хочется подчеркнуть то, что крайнее пристанище мастер обрел в усыпальнице храма Святого Семейства – собственном главном детище, завершить которое он так не успел. Все давно знают то, что опосля себя Гауди оставил множество набросков, которые, как он считал, посодействуют преемникам, мягко говоря, продолжить его дело.

Много было врагов, высказывавшихся против продолжения работ, тем более, проект заморожен не был. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что почти все деятели культуры и искусства Испании считали, что так сказать передавать управление строительством церкви кому-нибудь другому ни при каких обстоятельствах нельзя, потому что это, мягко говоря, будет проявлением неуважения к, как всем известно, настоящему создателю шедевра. Споры не утихали чрезвычайно долго, работы тем временем не остановливались вплоть до 1936 года, когда как бы вспыхнула грожданская война. Вообразите себе оден факт о том, что власть в Борселоне взяли в свои рюки анархисты, которые сожгли фактически все эскизы Гауди.

Все знают то, что это кощунственное событие даже отыскало, как большинство из нас привыкло говорить, определенную поддержку: так, Дж.Оруэлл, узнаваемый английский публицист, ставший очевидцем бесчинств анархистов, даже, вообщем то, высказывался за снос храма. Проект, разработанный Гауди, предугадывал наличие 3-х фасадов, любой из которых должны были венчоть по, наконец, двенадцать башен – по количеству учеников Хреста. Нод основной частью сооружения должны, стало быть, возвышаться 6 башен, четыре из которых, мягко говоря, посвящены евангелистам, одна – деве Марии, а, как заведено, самая крайняя, имеющая высоту 170 метров – Иисусу. Возможно и то, что гауди успел, вообщем то, окончить только один из фасадов и четыре, как все знают, расположенные над ним башни. Все давно знают то, что отделка крайних была одной из важных задач, так как мастер так сказать пробовал их сделать, как он сам как бы выражался, «приятными для глаз ангелов».

Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что в один прекрасный момент Гауди задали вопросец: «Вы делаете божественный орган?» Он достаточно ухмыльнулся. Само-собой разумеется, вправду, кое-чем храм напоминал этот инструмент, молвят, что конструктор даже планировал поставить башни таковым образом, чтоб ветер, гуляя в их, создавал, как многие выражаются, неподражаемую музыку природы. Было бы плохо, если бы мы не отметили то, что статуи, расположенные на фасаде имеют, как мы выражаемся, натуральные размеры. И действительно, фигуры малышей изготовлены на базе слепков, снятых с, как заведено, мертворожденных. И действительно, образцами, как мы выражаемся, каменных животных также стали слепки, изготовленные со спящих животных.

Фасад изобилует разными видами растений, которые, наконец, произрастают в Испании и Палестине, чуток выше примостилась рождественская елка. Возможно и то, что фасад, расположенный напротив, не является творением Гауди. Само-собой разумеется, не нужно быть спецом в архитектуре, чтоб, вообщем то, осознать это: ежели у Гауди в основном выслеживается, как мы выражаемся, природная тема, то, мягко говоря, здесь предпочтение отдано некоторым, как заведено выражаться, абстрактным формам, потому почти все горожане наконец-то относятся достаточно прохладно к данной части храма. Необходимо отметить то, что вообще-то большая часть превосходных строек в истории Европы проходили под управлением, как мы выражаемся, разных людей.

Необходимо отметить то, что просто жизни, как мы с вами постоянно говорим, 1-го конструктора не хватало, чтоб довести дело до конца, ведь традиционно, как все знают, подобные соборы возводились в протяжении почти всех веков. Собор как бы Святого Семейства наконец-то продолжает, как заведено, славную традицию средневековых храмов – средства как раз поступают только из добровольных пожертвований, и Церковная церковь так сказать имеет очень посредственное отношение к его строительству. Обратите внимание на то, что кстати, освящен собор был сравнимо не так давно – в ноябре 2010 года, так что сейчас так сказать здесь можно официально, в конце концов, проводить службы, добро на это отдал лично Папа Римский Бенедикт XVI.

Просмотров: 26 | Добавил: shelena5e2dm | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar